Как закончить дистанционную магистратуру: опыт выпускников

Дистанционной магистерской программе «Православное богословие и философия в современном дискурсе» три года, и в феврале 2019 магистранты ИДО впервые защитили дипломы в Учебном комитете РПЦ. Мы уже рассказывали и показывали, как проходила дистанционная защита, и какие впечатления остались у аттестационной комиссии. Но не менее интересны впечатления самих выпускников магистерской программы.  Какие дисциплины особенно запомнились, легко ли дистанционно работать над дипломом, как выбрать тему и к чему готовиться тем, кто только учится или собирается поступать в богословскую магистратуру? Об этом рассказывают магистры первого выпуска.

Как была выбрана тема диплома?

  отзыв о дистанционной магистратуреВячеслав Евгеньевич Тихонов, выпускная квалификационная работа «Экклесиология священника Павла Флоренского»: Когда я учился на программе «Теология», меня привлекла тема Церкви, особенно тема соотношения Церкви и мироздания, Церкви и космоса – в частности потому, что я изучал богословие В.Н.Лосского. А поскольку Лосский – в каком-то смысле родоначальник умеренного персонализма, изначально я выбрал для магистерской работы тему «Экклезиология персонализма», написал по ней вступительное эссе и даже начал подбирать литературу. Но, на мое счастье, в первом семестре начался курс Николая Николаевича Павлюченкова «Религиозно-философская и богословская антропология священника Павла Флоренского». Этот курс мне очень понравился, и я понял, что моя первая тема – уж слишком глобальная. Кроме того, благодаря преподавателю курса «Современный английский язык» Алексею Юрьевичу Алипичеву я понял, что переоценил свои способности легко читать богословские тексты на английском в оригинале. Поэтому я решил переключиться на русского автора и сузил тему до экклезиологии свящ. Павла Флоренского. Николай Николаевич посоветовал мне детально изучить малоизвестную работу отца Павла «Понятие Церкви в Священном Писании», эта работа мне понравилась, и я сам попросил Николая Николаевича стать мои научным руководителем. Он тоже был заинтересован в развитии этой темы, так как параллельно работал над изданием ранних богословских работ Флоренского. Наши интересы совпали и он согласился. отзыв о дистанционной магистратуре ИДОДаниил Дмитриевич Черепанов, выпускная квалификационная работа «Учение о Церкви в трудах С.И.Фуделя»: Книги Сергея Иосифовича Фуделя глубоко затронули меня задолго до поступления в магистратуру, а их главная тема – свидетельство о Церкви – оказалась для меня одной из самых важных. Постепенно сложилась уверенность, что тема эта имеет и более широкое, отнюдь не только личное, значение. И еще я знал по многочисленным отзывам, что эти книги много значат и для тех, кто давно вошел в жизнь Православной Церкви, и для тех, кто с ней только соприкасается. Поэтому я чувствовал себя в каком-то смысле обязанным и Сергею Иосифовичу, и тем, кто хранил рукописи его сочинений, и, конечно, их издателям, и читателям. Пожалуй, эта благодарность и ощущающееся, несмотря на разрыв во времени и пространстве, общение стали решающими. Протодиакон Симеон Аветисян, выпускная квалификационная работа «Проблемы одушевления и начала жизни человеческого эмбриона: богословский и научный аспекты»: Выбирая тему своей дипломной работы, я ориентировался на свои профессиональные познания в области музыкального искусства, предварительно обозначив ее «Богословие православного церковного пения и его специфическая полифункциональность…». Но в процессе учебы одним из моих предметов по выбору стал курс «Богословские проблемы биомедицинской этики». Это был мой осознанный выбор – являясь отцом девяти детей, я на личном опыте постоянно сталкивался со многими проблемами, которые комплексно изучаются в этой дисциплине. Благодаря замечательному педагогу Вере Александровне Осиной я полюбил эту дисциплину и склонился к тому, чтобы изменить тему своей дипломной работы. В итоге она была обозначена как «Проблемы одушевления и начала жизни человеческого эмбриона: богословский и научный аспекты». Для меня привлекательностью этой темы стала ее острая актуальность, и я с благодарностью воспринял согласие Веры Александровны стать моим научным руководителем, так как, не имея медицинского образования, я нуждался в помощи профессионального медика в процессе работы над дипломом. Отзыв о дистанционной магистратуре ИДО ПСТГУКонстантин Константинович Калашников, выпускная квалификационная работа «Обожение человека в контексте учения о логосах прп.Максима Исповедника»: Сегодня информация и книги общедоступны. Можно читать Патерики или жития или жизнеописания старцев, можно подражать им, стараясь делать добрые дела, но очень хочется увидеть, как все связывается в единую картину. Как каждый элемент жизни, каждое движение души становится элементом общей картины, где тема «Бог и я» не просто обретает частно-практическое раскрытие, а вплетается в картину бытия, пускай маленькой и неяркой ниточкой, но все же становится частью чего-то большего, нежели один человек. Наверное, поэтому я выбрал темой работы богословие прп. Максима Исповедника, а в нем – тему обожения человека как главную тему человеческой жизни. Мысль преподобного о цельности и всеобщности Божественного замысла приводит в восторг. Как мне показалось, больше никто из святых Отцов Церкви не оставил нам такого всеобъемлющего наследия, проникающего как в пучину практики, так и в космос умных созерцаний. А то, что это были не только красивые слова, прп. Максим засвидетельствовал своей жизнью и кончиной.  

Как проходила работа над дипломом и дистанционная защита?

  Вячеслав Тихонов: На сайте ИДО написано о том, что святитель Феофан Затворник много общался с людьми в эпистолярном жанре, и может быть, в таком виде духовное руководство получалось даже лучше, чем в личном общении. Действительно, когда ты выражаешь свои мысли на бумаге или в электронном письме, ты можешь подумать, начинаешь формулировать что-то, то есть уже работа идет. Проблемы может вызвать только отсутствие у научного руководителя желания выходить на связь, а я в любой момент мог написать Николаю Николаевичу и он начинал обсуждать со мной любую проблему, высказывал тактично свое мнение и в то же время поддерживал творческую составляющую. То есть дело не в формате, а в том, насколько научный руководитель настроен на руководство, на общение. Поскольку в общей сложности у меня шестилетний опыт дистанционного учебного общения, дистанционная защита диплома в финале – это было закономерно. Если очень хорошо видно и слышно, практически нет разницы между очным выступлением и вебинаром, а на защите техника работала идеально, я очень хорошо слышал выступающих. Правда, когда председатель аттестационной комиссии о.Максим Козлов начал задавать мне вопросы, я хотел вывести изображение на полный экран, чтобы лучше видеть выражение его лица, но от волнения вместо этого скрыл изображение с камеры. И в результате вопросы комиссии я слушал «вслепую», что меня немного сбило. Но на конечный результат, думаю, это не повлияло. Даниил Черепанов: Что касается подготовки диплома – здесь существенных отличий от очного обучения не было. Новым было только то, что перед защитой нужно было опубликовать научную статью по теме диплома и выступить с докладом на конференции. По-моему, это побуждает к работе и повышает ее уровень, а кроме того, важно знать, что результаты исследования не останутся «в столе». Защита дипломов в дистанционном формате для меня – непривычный жанр. Мне приходилось читать курс лекций для удаленного филиала, но это не то же самое. Технически было, наверное, сложнее – через камеру труднее почувствовать реакцию аудитории. Повышается роль презентации, слайдов и таблиц. Чувствовалось и дополнительное беспокойство: вдруг возникнут какие-нибудь помехи на линии во время моего выступления или вопросов комиссии. Психологически, наоборот, было легче, поскольку я находился в знакомом месте у привычного экрана. Константин Калашников: Работать было трудно. Очень. В книге «Обожение» Панайотиса Нелласа есть такое замечание переводчика: «Автор не зря призывает читать подлинники или хотя бы переводы святоотеческих творений, но ни в коем случае не ограничиваться поздними систематическими изложениями, как бы добросовестны они ни были». Эти слова можно всецело отнести к предмету любой исследовательской работы в магистратуре. И не только исследовательской. Мне кажется главный посыл магистерского обучения – приучение человека не просто к культуре интеллектуального поиска, но обучение искусству рецепции. К сожалению, в зрелом возрасте человек уже достаточно «опытен», в том числе и в сфере мышления, у него есть свои «наработки», свои сложившиеся взгляды, подходы… И это может стать препятствием. Может оказаться, что тобою в определенных ситуациях руководит какой-то предрассудок или, может быть, романтическая очарованность какой-либо идеей. Приходя в магистратуру, нужно быть внутренне открытым, готовым пересмотреть нажитый багаж в той части, которая не стыкуется со святоотеческим опытом и Преданием Церкви. У меня так случилось с темой личности в богословии. Очень я был этой идеей очарован. А работа над темой в курсах «Православная христология и антропология» и «Актуальные проблемы православного богословия» показала, что все не так однозначно, что надо быть более критичным к заимствованиям и переносам. Вообще, нужно сомневаться. По-хорошему – подвергать суду свою точку зрения, чтобы она не стала «кочкой» зрения. Сомневаться в уже знаемом не с целью ниспровергнуть все и вся, а с тем, чтобы убедительность была основана на доводах ума, как говорит свщмч. Ириней Лионский: «Не должно предписывать на основании обычая там, где следует доказать рассуждением».

Что можно посоветовать другим поступающим в магистратуру?

Даниил Черепанов: Мне кажется, поступив в магистратуру, важно начинать работу над дипломом как можно раньше. Программа продумана таким образом, что при удачном выборе темы работа естественным образом может идти параллельно с освоением курсов. Наверное, это же касается и защиты: пока до нее далеко, невольно думаешь о материале исследования и тексте диплома. Однако в последний момент нужно будет еще составить короткий, но целостный доклад, подготовить презентацию и устное выступление. Каждая из этих задач требует определенных умений и навыков, и лучше их приобретать или восстанавливать постепенно, заранее.  Вячеслав Тихонов: Изначально у меня было представление, что, если есть положительный отзыв и рецензия на диплом, сама защита – некоторая формальность. А оказалось, что это очень серьезный элемент процесса, по крайней мере, у нас. Мне очень помогла предзащита – старшие коллеги выступили как команда критиков, я выписал пункты, которые мне надо срочно исправить, и за оставшееся до защиты время успел сделать презентацию и более динамичный доклад. Но начинать тренироваться лучше раньше. В конце первого года проходит «защита плана-проспекта» – уже на ней надо работать в режиме будущей защиты диплома: делать маленькую презентацию, настраиваться на серьезный доклад, выходить на связь с камерой, как на защите. И такой же подход должен быть в конце второго года, когда защищается фрагмент выпускной работы. В моем случае эти этапы проходили без особой критики и замечаний, но если бы мы делали презентации, может быть, нам сразу сказали бы, что что-то не очень понятно, плохо воспринимается. Конечно, для работы над дипломом важно четкое осознание темы, цели, объекты. У меня есть объективные данные, что мое магистерское образование сработало. Когда на первом курсе надо было защищать проспект будущей выпускной работы, я открыл требования к ВКР и подумал: это какой-то непонятный текст, бюрократическая формальность. А когда, в конце второго года, мне надо было написать фрагмент ВКР и я снова открыл эти требования, то удивился: все понятно, по пунктам разложено, что надо делать, просто сиди и пиши. То есть, в процессе обучения я по-другому стал видеть научный текст.  Я бы советовал магистрантам не упускать из виду требования к ВКР. Если хочется писать по работам иностранных авторов, нужно осознавать, что надо читать их в оригинале, то есть знать языки. Если это научно-исследовательская работа, надо следовать академическим установкам, работать с оригиналами текстов. И, конечно, надо конкретизировать тему, как показывает практика. У меня изначально был план рассмотреть весь корпус сочинений Флоренского и найти темы про экклесиологию. А оказалось, что дай Бог разобраться с двумя работами – надо соизмерять размах темы со своими силами и возможностями. И еще пожелание учащимся магистратуры: собраться силами, отставить в сторону страхи и принимать участие в конференциях – например, на конференциях ПСТГУ обстановка очень дружественная. Если у вас есть что сказать (а у вас должно быть что сказать, потому вы работаете над дипломом и явно какие-то исследования проведены), обязательно надо выбраться на конференцию, сделать доклад, познакомиться с людьми. Я в процессе работы делал доклад на богословской конференции ПСТГУ, на секции «Взаимовлияние и взаимодействие русской религиозной философии и русского богословия второй половины XIX – начала ХХ вв.» в ноябре 2018 года. Мой доклад про влияние Владимира Соловьева на о.Павла Флоренского идеально в эту тему вписался. И на этой конференции мы лично встретились с научным руководителем и моим одногруппником, что было также очень приятно. https://orthodox.education/programma-magistratury-distantsionno-pravoslavnoye-bogosloviye-i-filosofiya-v-sovremennom-diskurse/ Константин Калашников: Если говорить о работе над выпускной квалификационной работой, то здесь для меня было трудностью сочетать ее с остальными курсами: каждый курс требовал полной самоотдачи, поэтому читать прп. Максима как фон я не мог. Мне потребовалось полное погружение в тексты и его я смог осуществить только в летние месяцы, когда ничто другое уже не отвлекало. Поэтому, в качестве опыта, которым могу поделиться, скажу, что в период обучения будут два летних периода, когда можно целиком погрузиться в материал выбранной темы, иначе будет страдать либо работа над ВКР, либо – текущая учеба, которую вредно и даже опасно рассматривать как формальность. Еще важно помнить, что выпускная квалификационная работа нужна вам, а не вашему научному руководителю, и инициатива должна всегда исходить от вас. Протодиакон Симеон Аветисян Исходя из своего опыта выпускника могу посоветовать учащимся других курсов в первую очередь дорожить временем и использовать каждую свободную минуту для учебы. Не бояться задавать вопросы своим педагогам – они все очень доброжелательны, всегда выведут вас на правильную дорожку к истинным знаниям, а главное, научат логически мыслить, правильно анализировать и грамотно ориентироваться в огромном потоке информации.

Какие впечатления остались от магистерской программы в целом и какие курсы показались наиболее полезными?

Вячеслав Тихонов: В магистратуре очень сильные богословские курсы: «Православная христология и антропология» о.Геннадия Егорова с его стремлением не писать учебников, а делать хрестоматии – сборники святоотеческих текстов, которые обсуждаются в курсе. Мало выбрать тексты, надо суметь найти к этим текстам такие вопросы, которые поднимают понимание на качественно новый уровень. Это самая сильная дисциплина на первом году обучения. На втором курсе эстафету перенимают «Актуальные проблемы современного богословия» Ивана Ивановича Улитчева: там серьезные темы и очень сильный преподаватель, он может любые вопросы глубоко раскрывать со знанием не только русского, но и мирового богословия, и со знанием философской подосновы. Мы доходили до интересных вещей. Также были очень профессиональны курсы Татьяны Николаевны Резвых по античной и русской религиозной философии. Там очень интересные вебинары, когда преподаватель не декларирует свои взгляды, а предлагает для обсуждения вопросы настолько проблемные, что окончательного ответа на них в принципе нет. Связка античной философии и русской философии мне очень понравилась, поскольку у меня есть внутренний интерес к этой проблематике. Это стержневые предметы, но мне показалось, что на первом курсе важен также курс по профессиональной деятельности преподавателя в современном вузе и педагогическая практика, которые ведет Татьяна Владимировна Меланина. Это не только очень интересные курсы, но они также добавляют к богословско-философскому направлению новую грань, которая с ним гармонирует и даже что-то дополняет. Из других дисциплин, помимо курсов Н.Н.Павлюченкова и А.Ю.Алипичева, упомяну курс древнегреческого языка. Конечно, мы не до конца его освоили, потому что тема очень сложная, но оказалось, это очень полезный курс для моего исследования: тексты о.Павла Флоренского перегружены древнегреческой лингвистикой, он пишет так, будто читатель закончил классическую гимназию и прекрасно знает язык. Практическая деятельность у меня началась раньше окончания магистратуры: Т.Н.Резвых привлекла меня к проекту по изданию полного собрания сочинений С.Л.Франка. Издан первый том его сочинений, в работе второй том, а меня пригласили к работе по изданию третьего и четвертого тома – я набираю тексты, что-то пытаюсь комментировать под руководством более опытных коллег. Даниил Черепанов: Общее впечатление от программы очень хорошее! Очень много самостоятельной работы с текстами. Это интересно, хотя и требует большого напряжения. Навыки, полученные на курсе «Профессиональная деятельность преподавателя в современном вузе», мне пришлось использовать практически сразу же. Но, например, «Православная христология и антропология», «Актуальные проблемы православного богословия» и «Русская религиозная философия» не менее полезны в каком-то другом смысле. Конечно же, эти курсы пригодились и при подготовке диплома, поскольку его материал пересекался с темами занятий. Протодиакон Симеон Аветисян: Говоря о единственной на сегодняшний день в России полностью дистанционной программе богословской магистратуры необходимо акцентировать ее направленность на формирование навыков церковно-практической деятельности в области православного образования и управления в соответствии с многочисленными и часто меняющимися современными вызовами общественно-культурной жизни. И список изучаемых дисциплин, которые, кстати не входят в программу духовных академий, но являются обязательными или предлагаются для изучения по выбору в нашей магистратуре, в этом смысле достаточно показателен. Например: «Актуальные проблемы православного богословия», «Богословские проблемы биомедицинской этики», «Православная андрагогика», «Профессиональная деятельность преподавателя в современном вузе», «Преподавание богословских дисциплин: введение в проблематику», «Основы менеджмента», «Методы и модели в принятии управленческих решений» и другие интереснейшие и очень актуальные дисциплины. Приобретение навыков и компетенций в этих областях знаний позволяет их обладателю грамотно применять эти знания в своей практической повседневной деятельности, предоставляя ему значительные преимущества перед теми оппонентами, которые пытаются принизить роль Православия в современном неспокойном мире. Не умаляя значение других дисциплин, хочется выделить «Богословские проблемы биомедицинской этики», т.к. с проблемами, которые она рассматривает, современные священнослужители и многочисленные прихожане сталкиваются ежедневно и для правильного их разрешения необходимо иметь соответствующие знания в этой области. Константин Калашников: Замечательно в обучении было то, что все предметы были построены на принципе открытости к существующим проблемам в той части, которой они посвящены. Это чрезвычайно важно – знать, что есть область непроявленной истины, что в некоторых вопросах даже святые Отцы спорят друг с другом, спорят не от стремления настоять на своем, но – от любви ко Христу и Истине. Мне кажется, вот это и есть мерило в изучении веры, в исследовании ее и даже в донесении веры до слушающих и учащихся – любовь ко Христу и его Истине. Поэтому любой предмет в магистратуре не может стать «проходным» – всё имеет значение для веры, если она не просто интеллектуальны конструкт, а стремиться быть живой. Поэтому важно иметь личное отношение к каждому предмету, найти его личную значимость… Иначе все сведется к формальным действиям для получения очередной «корочки»!

Смотрите также:

Полные отзывы выпускников: