Как провалить итоговый экзамен, откуда берутся преподаватели и каких курсов ждать в новом году: прямая линия директора ИДО

Прямая линия директора ИДО6 декабря 2018 года на канале ИДО в YouTube прошла  прямая линия протоиерея Геннадия Егорова с учащимися. Мы выбрали наиболее интересные вопросы и публикуем ответы на них.

Итоги и перспективы

Прежде чем отвечать на вопросы, отец Геннадий рассказал о наиболее интересных для ИДО событиях минувшей осени:
«Наиболее запоминающееся событие семестра: на актовом дне ПСТГУ Святейший Патриарх отметил факт существования нашего дистанционного обучения и привел даже некоторые цифры. Впервые наши успехи были отмечены на столь высоком уровне. Так что будем надеяться, что такое признание со стороны Святейшего Патриарха должно всех нас подбодрить и укрепить.
Вторым интересным событием стала конференция «Цифровое образование. XXI век» – наш институт был одним из ее организаторов и активных участников. Конференция прошла очень хорошо, и 15-16 октября следующего года уже запланирована вторая конференция. Там будут выступать наши преподаватели, но запланирована и секция об опыте учащихся в дистанционном обучении, так что, если кому-то из вас захочется выступить с докладом, можете мне об этом написать – это будет очень кстати.
Как вы знаете, сейчас идет набор на программы ИДО «Теология» и «Основы Православия». Зимой набор всегда проходит хуже, чем летом: в России принято, что учиться люди поступают летом, и зимний набор все как-то меньше замечают. Поэтому, если вы знаете кого-то, кому-то наше образование может пригодиться, просим его порекомендовать – тем более что лучше вас никто не сможет рассказать потенциальным абитуриентам о том, что такое дистанционное обучение».

Вопросы на прямую линию:

Что будет, если я не сдам итоговый экзамен на программе «Теология»?
— Даже если это и не получилось, можно через некоторое время попытку повторить: восстановиться и сдать экзамен еще раз. Но за все время существования итогового экзамена его не сдавало лишь несколько человек. И каждый раз для нас это загадка: человек учился, дошел благополучно до финиша, но на экзамене такое ощущение, что он даже не приступал к учебе. Со своей стороны мы стараемся обстановку экзамена сделать не травмирующей, с возможностью учащимся друг друга поддерживать, без баррикады между экзаменующими и экзаменуемыми. Чтобы экзамен не сдать, нужно как-то специально постараться или иметь о себе какое-то особое смотрение Божие. Так что предлагаю о плохом сценарии заранее не задумываться, а думать о хорошем сценарии.

Не планируется ли добавить в программу «Теология» предметы, посвященные нехристианским религиям и сектам?
Такие предметы раньше в программе были, но учащиеся жаловались, что им тяжело вникать в совершенно нехристианские тексты, разбираться с разными индуистскими божествами – наступало даже разочарование в учебе. Поскольку хотелось программу как-то облегчить и сократить, мы эти дисциплины вынесли в отдельные курсы и, надо сказать, большой популярностью они не пользуются: тех, кто хочет изучать секты и нехристианские религии, единицы.
Также по нехристианским религиям достаточно сложно найти преподавателей, которые бы сохраняли некоторую объективность в изображении нехристианских религий и при этом не теряли православной перспективы видения и понимания их – как заблуждений, но в то же время и проблесков истины (на которых, собственно, эти заблуждения и паразитируют).
Так что в наших планах есть развитие данного направления, но это очень сильно зависит от того, найдутся ли люди, которые смогут сделать курс достаточно профессионально, и люди, готовые этот курс изучать.
Если говорить о расширении программ, мы планируем сделать отдельный курс по педагогике, потому что многие наши выпускники программы «Теология» где-то преподают, а в магистратуру идут не все.

Что влияет на поступление в магистратуру?
Диплом о профпереподготовке по программе «Теология» получает высший балл, как и диплом бакалавриата по теологии, поскольку мы знаем, кого и чему учим. Прочие баллы набираются за мотивационное письмо и эссе с обоснованием темы будущей магистерской работы. И, конечно, эссе имеет наибольшее значение. Поскольку мы учим людей взрослых, мы не публикуем заранее список интересных преподавателям тем, чтобы абитуриенты выбирали себе что-то из них. Мы иначе действуем: принимаем учащихся с темами, которые интересна и им, и нам. Ведь в области теологии ситуация гораздо хуже, чем в биологии или математике: нет НИИ, нет больших лабораторий, большинство специалистов-теологов – это «кустари-одиночки». К тому же, многие направления, существующие на стыке различных дисциплин (теологии и психологии, теологии и кибернетики, теологии и права), вообще нигде не прорабатываются. Поэтому встроиться в кильватерную струю какой-то большой лаборатории и заниматься там исследовательской работой практически невозможно. В этой связи очень важен собственный интерес человека к какой-то теме. Если интерес есть, это хорошо. Когда интереса к исследовательской работе нет, а просто есть желание еще чему-нибудь поучиться, эссе пишется постольку-поскольку, лишь бы взяли. Но важно понимать, что в магистратуре центральной является работа над дипломом, и если желания, интереса и вкуса к этому нет, дальше начинаются сложности. С первого семестра студенты включаются в подготовку выпускной работы, от них требуются обзоры литературы, аннотации и так далее. Если человек писал в эссе не о том, чем действительно хотел бы заниматься, тема не развивается.
Поэтому эссе является важным элементом, нужно понимать, что мы, опираясь на него, подбираем научного руководителя и планируем последующую научную работу.
Кстати, первая защита в магистратуре ИДО будет 4 февраля 2019 года. Защита будет проходить полностью дистанционно, комиссию возглавит председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви, а в состав комиссии кроме наших преподавателей входят митрополит и епископ. Состав комиссии самого высокого уровня, и мы ждем защиты с радостным нетерпением, потому что наши выпускники подготовили очень интересные работы. Но комиссия внешняя, достаточно беспристрастная по отношению к нашему институту и университету, поэтому там никаких послаблений не будет.

Как осуществляется подбор преподавателей для дистанционных программ?
Мы приглашаем тех людей, которые являются специалистами в своих дисциплинах, или тех, кто, как нам кажется, может прийти в необходимую меру (в частности, после окончания наших программ). Главной психологической особенностью наших преподавателей должно быть желание помогать другим людям. Есть преподаватели-ученые, которые готовы рассказывать о себе, о своих научных изысканиях, и им не важно, кто сидит в аудитории, лишь бы там было побольше народа. Такие лекции можно просто смотреть в YouTube, но построить только на них учебный процесс довольно сложно. А есть преподаватели, которые в каком-то смысле готовы отказываться от своего интереса и вникать в то, что нужно учащимся. Вот таких людей мы стараемся привлекать.
Приглашая новых преподавателей, мы проводим для них шестинедельный дистанционный курс повышения квалификации: учим пользоваться системой с точки зрения преподавателя, приобщаем к разным нормативным, психологическим, организационным особенностям дистанционного обучения, а заодно смотрим, как человек ведет себя во время курса, чтобы понять, как он будет потом работать. И сам человек может себя проверить – готов ли он к такому формату работы. По результатам мы уже решаем, присоединяется ли преподаватель к нашему коллективу или нет.
Иногда люди зреют очень долго. Например, больше десяти лет назад я пытался привлечь в дистанционное образование известного преподавателя ПСТГУ Виктора Петровича Легу, но тогда ему это было не интересно. А сейчас он готовит спецкурс для наших магистрантов, чему мы очень рады.

Почему за один семестр нельзя изучать больше предметов?
Когда программа «Теология» была создана, существовала возможность параллельно проходить по два модуля, но те, кто на такой график обучения записался, до конца программы не дошли. На первом семестре учащимся порой кажется: «Я уже все более-менее представляю, немножко только подучиться». А потом человек видит, как земля разверзается у него под ногами и там открываются межпланетные бездны богословия. И он, наоборот, начинает просить: помедленнее, пожалуйста, дайте все осмыслить, углубиться в материал.
Но я уже неоднократно объяснял, почему мы и не растягиваем программу: это богословие, а в богословие сколько ни углубляйся, все равно до дна не доберешься. Преподаватели библеистики МДА жаловались, что студенты, пять лет изучавшие Ветхий Завет, так все книги Ветхого Завета и не прочитывали. Поэтому не так важно, за какое время студенты не прочитают Ветхий Завет – за два месяца или за пять лет. Главное, что они приобретут интерес к его чтению. Потом каждый сможет, сколько ему Господь времени отведет, погружаться в то, что ему интересно, – в церковную историю, в библеистику и так далее. Наша задача: помочь сориентироваться, усвоить основные понятия и взаимосвязи между дисциплинами. А дальше пусть каждый в свою меру богословие постигает.

Читайте также:

О темах магистерских работ, сроках проверки заданий и поддержке творчества учащихся: ответы директора ИДО на вопросы прямой линии

Протоиерей Геннадий Егоров ответил на вопросы учащихся дистанционных программ