«Если внутри Церкви идут дискуссии по богословским вопросам – это свидетельствует об интересе верующих к богословию»

Интервью со старшим преподавателем кафедры новых технологий в гуманитарном образовании, кандидатом богословия Иваном Ивановичем Улитчевым

Иван Иванович, у Вас два высших образования – философское и религиоведческое. Философия стала «ступенькой» к религии или две эти области интересовали Вас параллельно?

— Я рос в нерелигиозной семье, хотя моя бабушка, как потом выяснилось, всю жизнь была верующей и молилась Богу. К православной вере сознательно я пришел во время обучения на философском факультете Ростовского университета. Нельзя сказать, что на меня этом плане повлияли какие-то личности или события – скорее, напряженный поиск истины и, как это ни пафосно звучит, смысла жизни, привел к такому результату.

Вообще замечаю, что достаточно много моих нерелигиозных сокурсников со временем пришли к православию. Объясняю это тем, что классическая философия учит ставить перед собой «предельные» вопросы бытия и честно искать на них ответы, и этот процесс очень часто приводит разум и сердце к встрече с Живой Истиной – Христом.

После университета я окончил епархиальное духовное училище, а мысль о получении религиоведческого образования в ПСТГУ пришла позже, когда я уже приступил к церковной деятельности в качестве катехизатора и преподавателя приходских курсов.

Когда Вы начали преподавать в ПСТГУ?

— Преподавать я начал, еще обучаясь на специалитете миссионерского факультета в далеком 2005 году. О. Геннадий Егоров, нынешний проректор ПСТГУ по учебной работе, директор и идейный вдохновитель Института дистанционного образования, как-то в разговоре с коллегами обмолвился, что в Университете запускается новый проект – обучение теологии с использованием дистанционных технологий. Я присутствовал при этом разговоре и подумал: отчего бы не попробовать себя в качестве преподавателя? Прошел специальный курс повышения квалификации, который тогда назывался «Основы преподавания в интернете», и с тех пор, уже более 10 лет, эти и занимаюсь – сначала на ФДО, а теперь в ИДО ПСТГУ.

Преподаю я предмет «Догматическое богословие» (раньше он назывался «Православное вероучение») на программе профессиональной переподготовки «Теология», а с 2016 года добавилась новая учебная дисциплина – «Актуальные проблемы православного богословия». Раньше она изучалась на модуле специализации для выпускников программы «Теология», а теперь «переместилась» в программу дистанционной магистратуры.

Второе место Вашей работы – Донская духовная семинария в Ростове-на-Дону. Какие дисциплины Вы ведете там? Отличается ли подход к аудитории при очном и дистанционном преподавании?

— В Донской духовной семинарии я тоже преподаю вероучительные дисциплины – «Догматическое богословие» и «Катехизис», в очной и заочной форме обучения на всех отделениях семинарии, а также на богословских курсах. Сравнивая с семинарией, могу сказать, что по эффективности дистанционное обучение, в том виде, в каком оно организовано в ПСТГУ, мало чем уступает традиционному «очному» образованию – постоянная вовлеченность в учебный процесс, регулярный контакт с преподавателем, разнообразные формы учебной деятельности создают полноценную образовательную среду. Правда, личный, эмоциональный контакт с учащимися при дистанционном общении, которое в основном происходит в текстовом формате, наладить труднее. Нужно предпринимать для этого больше усилий, чем в ситуациях, когда видишь слушателя «лицом к лицу». Поэтому, по моей субъективной оценке, дистанционное преподавание требует от преподавателя больше эмоциональных затрат, «душевных сил», чем очное обучение. С другой стороны – оно дает уникальную возможность получить качественное образование тем, кто проживает в отдалении от основных образовательных центров, или по своему жизненному укладу не может регулярно посещать «очные» занятия.

А вот традиционное «заочное» обучение, где студент встречается с преподавателями 2-3 раза в год во время сессии, по эффективности значительно уступает дистанционному. Думаю, что довольно скоро, с развитием технологий, «заочка» в ее привычном виде уйдет в прошлое.

Вы защищали кандидатскую диссертацию о богословском персонализме В.Н.Лосского – почему была выбрана именно эта тема?

— Тему диссертации я избрал, можно сказать, из практических соображений. В большинстве учебных пособий, которые сейчас используются в России для преподавания православного догматического богословия, явным образом прослеживается влияние Лосского и в стиле изложения, и в терминологии. Связано это с тем, что в советское время В.Н.Лосский оказался чуть ли не единственным крупным современным православным богословом, чьи труды были доступны для отечественного читателя, и мировоззрение многих церковных людей, чье становление пришлось на 60-90-е годы прошлого столетия, сформировалось под его влиянием. К тому же Владимир Николаевич использовал терминологию, близкую и понятную человеку современной культуры, например, ключевое для мысли ХХ века понятие личности. Но в последние 10 лет в православном богословии стала развиваться активная «оппозиция» персонализму: сторонники этого мнения утверждают, что богословы-персоналисты (и В.Н. Лосский в том числе) искажают мысль святых отцов и неверно трактуют содержание церковного вероучения. Поэтому я, как практикующий преподаватель, предпринял попытку разобраться в этом вопросе, которая и выросла в диссертационное исследование. Надеюсь в недалеком будущем опубликовать монографию по этой же тематике.

В рамках магистерской программы по теологии Вы разработали и ведете курс «Актуальные проблемы православного богословия». Как он появился и чем обусловлена такая тематика?

— Учебный курс «Актуальные проблемы православного богословия» изначально появился как элемент дополнительной подготовки выпускников программы «Теология». Хотелось, чтобы они, имея в качестве базы знание основных богословских дисциплин, также ориентировались в темах, которые в настоящее время являются предметом дискуссий, в том числе внутри православной Церкви, и что более важно, могли направлять эти дискуссии в правильное русло.

Сам факт, что внутри православной Церкви идут дискуссии по богословским вопросам, по которым не имеется однозначно выраженного учения Вселенских Соборов или общепризнанного «согласия отцов», я воспринимаю скорее положительно – это свидетельствует об интересе православных верующих к богословской тематике. К тому же многие из этих вопросов имеют явный «практический» смысл, влияя на самоопределение человека в вопросах духовной жизни. Но зачастую из-за слабой подготовки участников такие дискуссии превращаются в бесплодные «словопрения», которые приносят больше вреда, чем пользы. Вот у нас и возникла мысль разработать курс, который даст знания и навыки, необходимые для плодотворного участия в богословских дискуссиях по темам, которые в настоящее время находятся «на острие» полемики – имяславие, софиология, уже упомянутый персонализм, возможность спасения вне Церкви, апокатастасис (всеобщее восстановление) и т.п.

Теперь курс «Актуальные проблемы православного богословия» стал частью магистерской программы, что вполне логично – наша магистратура имеет четкий практически-ориентированный характер, помогает актуализировать знания, полученные при изучении базовой программы «Теология» (или на бакалавриате) и использовать их в ходе общественно-церковной деятельности, в различных образовательных и практических ситуациях.

Курс «Догматическое богословие» в рамках программы «Теология» – необходимая база для тех, кто приходит изучать богословие в магистратуре?

— Конечно, программа «Теология» очень полезна для потенциальных магистрантов тем, что она дает вполне основательные и качественные богословские знания и умения. Немаловажно и то, что выпускники этой программы уже имеют опыт дистанционного обучения, что позволяет им быстрее войти в «ритм» учебы в магистратуре. Но это не значит, что абитуриент, получивших базовое богословское образование в другой форме, не сможет учиться в дистанционной магистратуре или будет чувствовать себя в чем-то ущербным. Как показывает опыт, важнейшее место здесь занимает мотивация студента, которая позволяет преодолеть все трудности объективного и субъективного характера.